Логин Регистрация

Привык работать над собой и для людей

Выбор званого гостя на этой неделе не случаен. В преддверии Дня защитника Отечества мы побеседовали с Владимиром Сутягиным. Коренной курьинец Владимир Иванович родился в 1938 году. От­служил в армии и вернулся на малую родину. С 1960-го по 1999 год работал в Курьинском профессиональном училище.

Последние 16 лет возглавляет совет ветеранов села Курьи. В соста­ве организации «Память сердца. Дети погибших защитников Отече­ства» занимается патриотическим воспитанием: проводит беседы в школах, детских садах, выступает на массовых мероприятиях.

 

- Владимир Иванович, вы из того поколения, которому довелось пере­жить военные годы.

- Когда началась Вели­кая Отечественная, мне не было и трех лет. Поэтому войну я помню фрагмен­тами. Какие-то эпизоды навсегда остались в голо­ве, что-то знаю из расска­зов матери.

1941 год пережили снос­но, а потом стало голод­но. Мать продала дом МТС (машинно-тракторной станции), точнее, обме­няла на 12 мешков горо­ховой муки. Сами перееха­ли к бабе Мане Фомичевой. Она присматривала за мной и младшим братом, а мама работала в колхозе и неделями жила на стане.

Можно сказать, я оста­вался за старшего, пока мать была в поле. Летом собирал ягоды, грибы, ко­пался в огороде. Бродил по улицам: где что найду, а где и стащу. Такое вот непростое детство.

Помню, нашел дома та­бак-самосад (от отца, вид­но, остался). Мама его бе­режно хранила: все мужа ждала. Я стащил и выме­нял на хлеб. Потом, ко­нечно, получил от матери.

Воровство тогда было бичом. Как-то маме, как примерной труженице и жене фронтовика, выда­ли телочку. Держали мы ее в сенках. Ночью кто-то через крышу залез и увел нашу кормилицу. Так мы молока и не дождались.

-  На встречах со школь­никами вы рассказывае­те много трогательных и героических историй из своего военного детства. Поделитесь ими с нашими читателями.

- Ну, героических - громко сказано. Хотя своего 5-месячного бра­та Юру однажды спас. Он родился очень слабым, много болел, несколько раз был на грани жизни и смерти.

Как-то председатель сельсовета Степан Митро­фанович Чуванев угостил меня хлебом. Я немно­го поел, остальное понес брату. Около дома на меня напала свора голодных со­бак. Хлеб они,естествен­но, сожрали, меня всего изодрали... Иду домой, реву навзрыд. Баба Маня вышла на крыльцо, закри­чала: «Чё хайлаешь! Юрко умер, а ты хайлаешь». Я бросился к брату. Он ле­жал на лавке посиневший, с раздувшимся от рахита животом. Я к нему припал, стал тискать, целовать, чтобы вернуть его к жиз­ни. Раз дыхнул в рот, два, и у него ресницы захлопа­ли. Тут и мама с поля вер­нулась, принесла немного зерна, нажарила его, на­жевала и накормила брата.

Спустя годы, изучая гражданскую оборону, я узнал, что сделал тогда брату искусственное ды­хание способом Шеффе­ра. К слову, брат вырос до­вольно крепким мужиком, дожил до 38 лет. И еще бы жил, если бы не трагиче­ский случай.

-  Вашему отцу не дове­лось вернуться домой.

- Отца забрали на фронт в 1941-м. Помню не его, а то, как мы ждали почта­льона. Весточки с фрон­та сначала приходили, а потом перестали. Только в 1944 году мы получили извещение, что он пропал без вести. Как выяснилось позже, отец погиб еще в 41-м где-то под Москвой.

Мама хранила его пись­ма за печкой, украдкой перечитывала и плакала. Когда я подрос, пытал­ся найти эти письма, но тщетно. Мама призна­лась, что сотворила ошиб­ку, выбрав такое место для тайника: бумагу источили мыши. Эта история вдох­новила меня, и я написал стихотворение «Письма с фронта».

Мама вышла замуж в конце 45-го. Отчим, Ни­колай Селиверстович Ла­пин, вернулся с фронта инвалидом. Отцом я его не называл, но очень ува­жал. Семья наша увеличи­лась: родились еще четве­ро детей.

-  Как получилось, что вы окончили всего пять классов?

- В послевоенные годы школьников строго не контролировали. Ше- сти-семилетними паца­нами мы уже работали на стане, пахали на лошадях, пасли скотину.

Первый класс я окон­чил только с третьей по­пытки. Пока было тепло месяца два ходил в шко­лу. Похолодает, обуть-надеть нечего - вот и си­дишь дома. Зато потом в один год сдал экстерном три класса. Благо учитель­ница жила по соседству. Она со мной занималась, а мама ей помогала по хо­зяйству. Так что в четвер­тый класс я пошел вместе с одногодками. В пятом уже подрабатывал: снача­ла в поле, позже в загот­конторе. Тринадцатилет­ним подростком колотил ящики, был разнорабочим, учеником бондаря. На том моя учеба и закончилась: начал зарабатывать, по­могать семье.

Как исполнилось 19 лет, получил повестку в армию. Служил в Москве во Вну­тренних войсках в отдель­ной мотострелковой ди­визии особого назначения имени Феликса Дзержин­ского. Наш полк охранял особо важные объекты, в том числе Кремль. Дове­лось поучаствовать в ше­сти парадах на Красной площади.

- Недостаток образова­ния не помешал службе?

- Нет, таких, как я, про­стых деревенских парней, было много. Я был в хоро­шей физической форме, имел кандидатский разряд в мастера спорта по вело­гонкам и лыжам. В армии меня политически подко­вали, приняли в комсомол, в партию. Здесь же окон­чил среднюю школу. Даже хотел дальше учиться в школе КГБ, но домашние были против: ждали по­мощника по хозяйству. Да и девушка ждала.

-  Вы познакомились до армии?

- Да, мне еще 16 лет не было. Три года разлуки наши чувства только укре­пили. Когда вернулся на родину в Курьи, моя Рим­ма работала в Богдановиче в скорой помощи. Каждый день я бегал к ней на сви­дание, вместо спортивной тренировки.

Но долго бегать не стал: поженились через две не­дели. Расписались в сель­ском совете - и всю жизнь вместе. К сожалению, пол­тора года назад супру­ги не стало... Она всег­да в меня верила, во всем поддерживала. Своей лю­бимой я подарил сборник стихов собственного со­чинения.

- Вы не первый раз упо­минаете о своем поэти­ческом творчестве. Ког­да начали писать?

- Когда вышел на пен­сию. Хотя попытки риф­мовать предпринимал и раньше: сочинял поздра­вительные открытки для родных и друзей. Мои сти­хи - это поэтическое из­ложение чувств и впечат­лений. Отсюда и темы: любовь, деревня, родина, война, патриотизм.

- Наше интервью вый­дет накануне Дня за­щитника Отечества. Рас­скажите подробнее об армейских годах.

- В пору моей службы случился инцидент с аме­риканским летчиком Пау­эрсом. Если помните, его самолёт U-2 был сбит над Свердловском 1 мая 1960 года. Шпиона переправи­ли в Москву. В парке Горь­кого была организована выставка, где все желаю­щие могли увидеть лич­ные вещи Пауэрса и аме­риканскую технику. Мы эту выставку обслуживали. Народу приходило боль­ше, чем в Мавзолей. Во время судебного процес­са над Пауэрсом мы вы­полняли задание по охра­не периметра здания суда, для маскировки переодев­шись в гражданское.

Было у меня поощрение за задержание интуриста из Калифорнии, который фотографировал запре­щенный объект. Получив ориентировку, мы с двумя солдатами его аккуратно «пасли». Улучив момент, задержали и препроводи­ли в комендатуру. В газете «На боевом посту» вышла заметка про этот случай.

Внеочередным отпу­ском меня наградили за спортивные показатели, участие в соревнованиях по велогонкам.

-   Не благодаря ли спор­тивным успехам вы стали учителем физкультуры?

- Это, скорее, воля слу­чая. До армии я работал на «Втормете». Вернуться хотел туда же, но не взяли из-за сокращения штата. Сидеть дома без дела я не мог: там и без меня было народу, как говорится, до обеда из окошка не выки­дать. Поработал брига­диром на стройке. Потом меня вызвали на беседу в горком партии. Оказалось, мои сослуживцы, которые учились в это время в Ку­рьинском профучилище, предложили мою канди­датуру на должность физ­рука. Все мои доводы об отсутствии образования были отвергнуты. В гор­коме партии прямо сказа­ли: «Раз сам занимаешься спортом, значит, и других научишь. А коли комму­нист, значит,обязан».

-  Как сложилась ваша педагогическая карьера?

- Судите сами. Прорабо­тал в училище 40 лет (30 - руководителем физвоспитания и 10—заместителем директора по учебно-вос­питательной работе). Ког­да начинал, ничего еще не было: ни учебных корпу­сов, ни спортзала, ни ста­диона. Занятия проводи­лись на улице, учителя плакаты вешали на сосне. Вместо физкультуры уче­никам приходилось ко­пать ямы под фундамент.

С учениками было не­просто. Мне 24 года, а им - кому 30, кому 40. Есте­ственно, они меня не слу­шали. Приходилосьдавать отпор где словом, а где и кулаком.

-   Это же непедагогично!

-  Я же говорю, что был далек от педагогики. Вни­кал постепенно:проходил курсы повышения квали­фикации, нарабатывал авторитет среди коллег и учеников.

Утро у студентов начи­налось с зарядки, потом - уроки по расписанию. В свободное время - спор­тивные секции, соревно­вания. Большим достиже­нием стало строительство стадиона при училище.

-    Насколько я понимаю, это был первый большой стадион в районе.

- Да, становление массо­вого спорта только начи­налось. В строительстве стадиона участвовали весь педколлектив и ученики.

Лично заказывал газон­ную траву из Польши, за­севал футбольное поле, не пускал никого, чтобы дерн укрепился. По периметру построили трибуны. В год 50-летия советской власти здесь проходили массовые мероприятия:собиралось не менее 10 тысяч зрите­лей. С так называемым по­ездом искусств приезжа­ли великие артисты: Марк Бернес, Надежда Румянце­ва, Борис Андреев и дру­гие.

В 2017 году будет отме­чаться 100-летие совет­ской власти, а бывший от­личный стадион, к общему стыду, зарос бурьяном.

- Следующим этапом ва­шей жизни стал сельский совет ветеранов, где вы до сих пор председатель­ствуете.

-  Местную ветеранскую организацию возглавил в 62 года по настоянию тог­дашнего председателя го­родского совета ветера­нов Леонида Романовича Сажаева. Он вводил в курс дела, обучал новой рабо­те. Ветераны восприняли меня хорошо: я коренной курьинец, вырос на их гла­зах, привык относиться к делу ответственно. Если бы почувствовал недове­рие, то отказался бы.

15 лет назад в Курьях жило более 50 участников войны. Сейчас осталось пятеро. С каждым из них поддерживаю постоянную связь. Совет ветеранов ра­ботает и с тружениками тыла, и с детьми войны.

- Пожилые люди - не­простой контингент: у каждого свой характер, каждому нужны внима­ние, помощь. Удается на­ходить общий язык?

- Главное - проявлять уважение к ветеранам и сохранять деликатность. Пока сил и нервов хватает. Как только почувствую, что не могу работать, уйду в тот же день.

-   Для своих лет вы в пре­красной физической и умственной форме. Как вам это удается?

-  С молодых лет зани­маюсь спортом. Сейчас многокилометровые про­бежки и велосипедные прогулки заменил вело­тренажером: ежедневная норма - 8-10 километров при умеренной скорости. Чтобы тренировать мозг, много читаю. Каждую не­делю покупаю и прочиты­ваю 6-7 периодических изданий, в том числе и «Знамя Победы». В общем, не даю покоя ни телу, ни духу. Привык работать и над собой, и для людей.

Олеся САЛТАНОВА

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

You are here: Home
Back to Top

Прогноз погоды для Сухого Лога на 5 дней. Для просмотра нажмите на картинку выше.

Есть интересная статья? Хотите поделиться своим мнением? Пишите!

Информация для желающих разместить рекламу в газете или на сайте

zoofirma.ru
Рейтинг@Mail.ru