- Без рубрики

Не бери на себя роль Бога

Подопечные сегодняшнего званого гостя неоднократно становились героями газетных публикаций. Об организации, которой руководит наша собеседница, мы тоже пишем достаточно регулярно. И это неудивительно, ведь ее деятельность имеет особую социальную значимость. А если учесть, что организация благотворительная (благотворительность и волонтерство в России сегодня в приоритете), журналистский интерес вполне понятен.

В преддверии Дня мецената и благотворителя (отмечается 13 апреля) званым гостем редакции стала руководитель общественной организации «УМКА» Вера Антонова.

Вера Ивановна Антонова родилась 5 декабря 1964 года в деревне Сергуловке.

По окончании 8 класса школы №6 фабричного поселка поступила в техническое училище №11 при Богдановичском фарфоровом заводе. Одновременно работала на том же предприятии.

В 1983 году вышла замуж, с супругом переехала в село Курьи. Устроилась электромонтером в «Сельэнерго», организовала цех по ремонту электродвигателей.

После рождения старшей дочери, в 1988 году, устроилась мастером смены на Сухоложскую фабрику №2.

В 1991 году родила вторую дочь. С 1995-го по 2015 год трудилась соцработником.

С 2007-го возглавляет Сухоложскую городскую общественную организацию «УМКА», которая занимается поддержкой граждан в трудной жизненной ситуации.

– Вера Ивановна, как возникла идея создать благотворительную организацию? Мне кажется, человек начинает безвозмездно помогать другим, только если сам испытал трудности.

– В 2007 году в Сухой Лог приехали представители фонда «Новое время» из Екатеринбурга, чтобы провести семинар по профилактике ВИЧ-инфекций и СПИДа. Директор комплексного центра социального обслуживания населения Наталья Алимпиева командировала меня на мероприятие. Там я впервые услышала статистику по заболеваемости ВИЧ-инфекцией и СПИДом в Свердловской области и в нашем городе и была поражена озвученным цифрам. Осознала серьезность положения и прониклась этой темой.

Организаторы семинара предложили мне стать локальным координатором их фонда по Сухому Логу, взять под патронаж ВИЧ-инфицированных детей (на тот момент в городском округе было восемь детей с положительным статусом), помочь им получить группу по инвалидности. Для этого с пятью несовершеннолетними я ездила в Екатеринбург.

Сначала «УМКА» существовала в рамках проекта «Вместе против СПИДа». В 2012 году мы расширили «круг интересов»: появился проект «Профилактика туберкулеза у наркозависимых». Мы стали помогать ВИЧ-инфицированным женщинам, вернувшимся из мест лишения свободы, в поиске работы, оказании медицинской помощи, оформлении документов, решении прочих бытовых проблем и даже… в создании семьи (одно время у нас действовала так называемая доска знакомств, и благодаря ей создалось пар десять). Они ведь такие же люди, как и мы…

– Знаю, что вы тесно сотрудничаете с представителями немецкой благотворительной организации.

– Да. В 2012-м к нам приезжали партнеры из Германии, так как наша организация входила в пятерку областных, которые работают с «Новым временем» в Екатеринбурге. В том же году я зарегистрировала «УМКУ» как общественную благотворительную организацию, а себя – в качестве ее руководителя. Мы закупили швейное оборудование, чтобы женщины, вернувшиеся из мест лишения свободы, могли зарабатывать себе шитьем до тех пор, пока не устроятся на постоянное место работы. Немцы года три поддерживали нас материально. Сейчас сотрудничество сводится в основном к тому, что меня раз в два года приглашают в Германию для обмена опытом. Кстати, возможность путешествовать (бесплатно бывать на учебных семинарах, тренингах по России и за рубежом) – один из плюсов руководства некоммерческой организацией.

– Как расшифровывается «УМКА»?

– Изначально задумывалось как «Умные, молодые, креативные, активные», потому что нашими подопечными были молодые женщины. Когда регистрировала организацию, в это название уже вкладывала другой смысл: «Уважение, милосердие, конфиденциальность, анонимность».

– Организация существует уже 12 лет. Скольким людям за это время вы помогли? Хотя бы примерно.

– Такой статистики не веду. С среднем за год рассматриваем около 250 обращений. Значит, за эти годы через меня прошло около 3 тысяч человек.

Кто-то обратился один раз с просьбой помочь оформить медицинские документы, кто-то – неоднократно. Около полусотни человек приходят постоянно, ведь мы помогаем еще и одеждой, продуктами питания.

В 2014 году начался проект по ВИЧ-инфицированным детям, которым нужно было сообщать о диагнозе, помогать с лечением. В то время я пригласила в организацию двух психологов. Сейчас в нашей команде пять человек, которые трудятся на постоянной основе. Привлекаем и волонтеров.

– «УМКА» – организация благотворительная. Значит, те, кто у вас трудятся, делают это бесплатно?

– Действительно, до недавнего времени мы работали исключительно за спасибо. Но я оформляла проекты, чтобы попасть в грантовые программы. В 2014 году мы получили первое денежное пособие в 170 тысяч рублей. Три раза подавали заявки на президентский грант в Фонд помощи детям и в ноябре прошлого года выиграли 1 миллион 300 тысяч рублей. Эти деньги пошли на годовую зарплату сотрудникам, оплату коммунальных услуг, на продуктовые наборы и канцтовары для детей.

В этом году также буду подавать заявку на президентский грант. Надеюсь, что выиграю.

– Как близкие относятся к вашей деятельности?

– Поддерживают, потому что видят, как я горю своей работой. Старшая дочь получила образование психолога и сейчас работает в Екатеринбурге в организации «Новое время» руководителем службы поддержки женщин и детей. То есть занимается тем же, чем и я. Супруг помогал ездить по адресам и разыскивать «потеряшек» – ВИЧ-инфицированных женщин, которые по каким-либо причинам перестали приходить на обследование и получать лечение.

– Основная часть ваших подопечных – ВИЧ-инфицированные. Не секрет, что эта болезнь порой имеет летальный исход, в основном из-за отказа от лечения или сопутствующих заболеваний. Что чувствуете, когда узнаете об уходе из жизни кого-то из обращавшихся к вам за помощью?

– Очень переживаю. Помню, года два назад, когда я была на учебе, вдруг в «Одноклассниках» увидела фото молодой женщины и сообщение о ее смерти. И тут же комментарии: «Что случилось? Почему?». А я-то знаю причину: потому что не хотела лечиться. И мне стало так плохо, расплакалась. Винила себя, что недоработала, недосмотрела… Я проводила с ней достаточно много времени, разъясняя возможные последствия ее легкомысленного отношения к здоровью. Увидев мое состояние, психолог из Тюмени, которая тоже была на учебе, сказала: «Не играй в Бога. Ты не Всевышний и всех не спасешь. Отвечай только за то, что в твоих силах».

Стараюсь отслеживать судьбу подопечных, которые к нам обращались (город-то небольшой). Рада, когда у них всё складывается удачно.

– У вас достаточно тяжелая работа в моральном плане. Как восстанавливаетесь?

– Сгорание эмоцио­нального ресурса на 100% происходит за два-три месяца. Потом обязательно нужен перерыв. Восстанавливаюсь в поездках на учебу, где общаюсь с коллегами, напитываюсь новыми впечатлениями. Там я ощущаю себя в команде, понимаю, что не одна – есть масса таких же энтузиастов. От этого становится реально легче.

– Для обмена опытом вы дважды ездили в Германию. Что интересного для себя там почерпнули?

– Как руководитель общественной организации я была еще и в Чехии, и в Нидерландах. За границей меня всегда удивляет большое количество общественных организаций и то, что все они на содержании у муниципалитетов. Социальную волонтерскую работу там выполняют наркозависимые. Это называется «реабилитация трудотерапией». Парами (наверное, чтобы контролировать друг друга) они идут в дом престарелых и выгуливают стариков, проводят с ними время; собирают на детских площадках мусор.

– Вы оказываете помощь другим, а сами когда-нибудь попадали в трудную жизненную ситуацию?

– Нет, пожалуй. Желание помогать появилось само собой, но усилилось, когда я перенесла в 2008 году инсульт. После этого решила жить не одним днем и своими проблемами, а жить для других и… весело. Позитивный взгляд – это уже решение проблемы наполовину. А смех, как известно, продлевает жизнь. Поэтому стараюсь чаще смеяться сама и веселить тех, кто приходит за помощью. Делаю всё, что в моих силах, так как оставаться безразличной просто не могу.

/ справочно

По данным на 31 марта 2019 года, на диспансерном учете с диагнозом ВИЧ-инфекция состоят 1079 сухоложцев, в том числе 543 женщины и 23 несовершеннолетних.

За весь период регистрации (с 2000 года) от ВИЧ-инфицированных матерей родилось 373 ребенка, в том числе в 2018-м – 38 детей.

Диагноз «ВИЧ-инфекция» в 2018 году поставлен одному ребенку (ВИЧ-инфицированная мама выявлена перед родами).

/ важно!

Если ВИЧ-инфицированная женщина принимает специфическое лечение во время беременности, ребенок рождается здоровым.

Беседовала Маргарита ПИДЖАКОВА

Опубликовано в газете 11 апреля 2019 года.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *